Знакомства тихон иконописец художник

«Зачем вы нам в храме корову нарисовали?» – как прихожане понимают иконопись | Православие и мир

К этому времени относится и его знакомство с Петром Дмитриевичем Кориным, Владимир Николаевич в эти годы учится и работает как художник. . Преосвященным Епископом Тихоном рукоположен в сан диакона, а 7 августа. Роль современных ярославских художников-иконописцев в развитии церковного .. Созданию другой иконы - «Святой Патриарх Тихон в житии» ( ) . то второй, в силу знакомства с позднегреческой иконописной традицией. Его влияние на развитие иконописи, особенно в е годы, трудно переоценить. . прежде, чем рассматривать творчество художников, представляющих . и глубокое, живое знакомство с православной гимнографией помогают Гурия Никитина, Семена Спиридонова, Тихона Филатьева, - но и лучшие.

Им главное — размер, сюжет. От иконы никто не ждет того, чтобы она была Божественным образом. Редких настоящих ценителей — священников, епископов — можно по пальцам перечесть, а потому они не могут оказывать серьезное воздействие на печальную ситуацию.

Процветает производство предметов культа, а церковное искусство — сакральное, духовное — остается уделом маргиналов. С другой стороны — маргинальное. И стараться как можно меньше делать и поступков, и икон — неосознанно.

Икона. Как создается чудо. Часть 1 / ramsnendalam.tk

Когда я решил, что мне надо креститься, наш друг семьи, философ, исследователь античной философии, позвал меня к. После серьезной беседы он сказал: Понимаешь, ситуация бывает такая, что люди, приходящие в Церковь, думают, что они купили билет и сели в поезд, а дальше можно быть спокойным, что до конечной станции тебя довезут. Александр Соколов Божественная гармония — Когда Вы первый раз сознательно увидели икону? Безо всякой экзальтации, на которую, наверное, не способен совсем, я чувствовал свет, исходивший от иконы и воспринимал ее именно как Явление.

А незадолго до этой встречи я прочел Библию — по порядку — сначала Ветхий Завет, потом — Новый. Библию, напечатанную на тонкой папиросной бумаге, привезла из-за границы тетя. А в 16 лет — крестился. Была, видимо, юношеская тоска, необходимость понять смысл жизни. Причем в острой форме: Это происходило не только со мной: Потом я много встречал людей моего поколения мне 52 годакоторые в это время пришли в Церковь.

Крестившись, я стал задумываться о том, что надо бы попытаться написать икону. Но до окончания школы не успел. В ноябре го демобилизовался и сразу же женился. А в декабре написал первую икону доску для нее заготовил еще на службе. Хотелось знать больше, понять. До осмысления, что такое икона, было еще. Только в процессе работы, спустя какое-то время, я стал думать, как иконопись внутренне связана с жизнью Церкви, с христианской философией.

Первое чувство, когда только начинал, было юношески-примитивным: Не хочу никого обижать, но часто люди, занимающиеся иконописью, производят предметы культа. С благородной целью — украсить храм, дать людям средство для молитвы и, что тоже достойно, на мой взгляд, заработать денег себе на жизнь. Но в идеале, это все должно быть второстепенным. А главная цель — формирование собственной души. Если человек занимается церковным искусством, он настраивается на Божественную гармонию. Александр Соколов Учителя — Где учились и у кого?

Он погиб десять лет. Для меня, как и для многих иконописцев, он был знатоком номер один в области древнерусского церковного искусства, понимал и ценил. Причем сам отец Анатолий не был художником. Но он так обустроил свой деревянный храм построенный, кстати, в году, в момент гонений на Церковьчто для меня это сейчас — эталон внутреннего убранства церкви.

Там работали многие современные иконописцы. В том числе и я имел такую счастливую возможность. Отец Анатолий мне всячески помогал, поддерживал. Когда мы с женой только поженились, у нас ничего не было: В обучении технике мне в свое время очень помог человек, ныне покойный, иконописец Борис Андреев.

С ним меня познакомила тетя, та самая, что привезла мне Библию… Тетя вообще в моей жизни сыграла большую роль. Она меня когда-то в художественную школу отвела, а потом, когда я решил креститься, проконтролировала, чтобы все было сознательно и осознанно. Хотя сама еще была тогда некрещенная. Борис Андреев был в Художественном научно-реставрационном центре имени академика И.

Грабаря реставратором и полуподпольно писал иконы. Я тоже начал работать в центре Грабаря. Сначала, месяц, агентом по снабжению, а затем — в библиотеке, хранителем музейных экспонатов. Главное, у меня была возможность пользоваться библиотекой центра Грабаря, где было много интересных материалов, в том числе даже не опубликованных, в машинописном виде, переводы книг по технике средневекового искусства, по иконописи.

Год я проработал в центре Грабаря, потом поступил в Строгановку, где меня учили реставрации, технологии, копированию. С благодарностью вспоминаю замечательного педагога-технолога, художника-монументалиста Александра Александровича Комарова, автора грамотного учебника по монументальной живописи.

Два года учебы дали мне очень-очень. И я год проработал с ним в Свято-Даниловом монастыре. Александр Соколов — Если брать учителей в жизненном, духовном плане, кого назовете? Она писала его портрет — единственный прижизненный. Он тогда уже был немощен, перестал сам приезжать в Россию, и мы несколько раз всей семьей, с детьми, отправлялись к. Что он важного говорил людям, есть в его книжках. Хотя, на самом деле, он ни одной не написал. Все его издания — с диктофона записанные беседы.

Когда ему однажды кто-то принес на подпись книгу, он сказал: Владыка не раз говорил: А в одной беседе с нами он произнес: И высказался по богословскому вопросу. Также лет шесть я каждый год ездил в Америку, к протоиерею Виктору Потаповунастоятелю кафедрального собора св. Когда мы с женой впервые увидели отца Виктора, услышали первые произнесенные им фразы, мы ахнули: Его храм к моменту нашего знакомства был настолько ухожен, что трудно было придумать, что еще там можно сделать.

В результате я сделал мозаики на фасадах храма, мозаики и росписи в часовню на приходском кладбище. Сейчас он остается духовно близким для нас человеком. К сожалению, видимся мы редко. Больше, чем чудо — Это таинственное и необъяснимое присутствие Божественной силы, которая проявляет себя в ответ на какие-то надежды, чаяния, просьбы людей.

Александр Соколов Как это происходит — сказать не могу. Чудо — это не феномен, то есть не нечто необъяснимое с научной точки зрения. Если все проходит без каких-то последствий для человеческих душ, остается только пожать плечами и констатировать: Для человека, который участвует в таинствах Церкви, чудеса обычны.

Если мы верим в чудо, что хлеб и вино превращаются в Плоть и Кровь Бога, верим, что через Причастие сами приобщаемся к Вечной Жизни, — это гораздо больше, чем исцеление какой-нибудь физической немощи. На что отец Анатолий мне сказал: Зачем тратить время на то, что тебе не хочется делать?

IV. Анализ творчества некоторых современных иконописцев и иконописных мастерских.

Очень много раз писал Нерукотворный Образ. Перед нанесением темперы все металлизированные участки покрывают сусальным золотом. Потом делается прорись, пишется одежда святого, в самом конце пишется лик.

Затем ставилась подпись с именем святого, и с этого момента икона считалась освященной. Потом наносилась олифа, сваренная из льняного масла. Большое значение имеют условия хранения иконы.

Бывает, что иконы хранятся на чердаках и в подвалах, что недопустимо. Проще работать с иконой, которая не была в реставрации, чем с той, которая побывала в руках самонадеянного самоучки, от нее иногда остаются только рожки да ножки. Иконописцы используют новые технологии. Александр Филиппов При всём современном развитии технологий единственное вещество, пригодное для сохранения иконы — это олифа.

Сегодня с этим трудно: В среднем икона попадает в реставрацию каждые 50 лет. Материал стареет, доска летом и зимой по-разному расширяется, левкас не успевает за доской и со временем трескается, связи нарушаются, он вспучивается и отваливается. Итак, для того, чтобы написать икону, которая будет храниться вечно, нужно использовать хорошо просушенную липовую доску, льняную паволоку, рыбий клей, в качестве наполнителя — природный мел, яичную темперу с натуральными пигментами и с просушкой каждого слоя, и качественную олифу.

Еще одна вечная технология — энкаустика, когда связующим веществом является не желток, а воск. Энкаустические иконы хорошо хранятся за счет гидрофобности воска — он не впитывает влагу. В Греции та же технология, что и у нас, но там иконы гораздо лучше хранятся из-за климата. Там положительная изотерма января, меньше влажность, плюс другое отношение к иконам — например, верующие не прикладываются к красочному слою.

Отличие реставратора от иконописца — Откуда поступают иконы к вам в мастерскую? Сложности возникли только с музеем имени Андрея Рублева, потому что у них вышло какое-то постановление, что нельзя давать студентам древние памятники, потому что они могут их испортить. На самом деле студенты находятся под жестким контролем, и музейные реставраторы могут испортить иконы ничуть не меньше. Но это единичный случай. Наше сотрудничество с музеями взаимовыгодно — они имеют возможность качественно отреставрировать иконы, а мы имеем возможность работать с древними памятниками.

Александр Филиппов София Владимировна берет икону Богородицы, достает рентгеновский снимок иконы и подносит к свету: Вот здесь виден авторский слой, а вот запись. Это было хорошее исследование, которое помогло в раскрытии. Мне показывают небольшую деревянную фигурку Николая Угодника, расписанную яркими красками: Трудная работа для реставратора, поскольку вещь объемная, и приходится во время работы постоянно двигать микроскоп, менять фокусировку.

Мы спускаемся на четвертый этаж, где нас ждет Елена Юдина, преподаватель реставрации темперной и масляной живописи. На столе лежит огромная икона, задняя часть которой обгорела. Эта вещь из музея, в который она попала из храма, где произошел пожар. Сам храм сгорел, а икона чудом сохранилась, верхний слой почти не поврежден, а оборот обуглен. Видимо, огонь был внутри алтаря и повреждения приняли такой характер. У нас много музейных работ, которые становятся дипломными проектами студентов.

В мастерской много девушек, как и вообще на факультете, который соперничает по красоте студенток с факультетом церковного пения и филологическим: Студентки сидят за микроскопами и раскрывают иконы. Для каждой иконы каждый раз подбираются разные растворители. Нет икон с одинаковым покрытием, поэтому метод каждый раз подбирается. Реставраторы внимательно относятся к тому, чтобы не открывать тонкости технологии. Часто бывает, что люди, узнав о тех или иных приемах, используют их самостоятельно и портят свои иконы.

Это равносильно тому, как если бы какой человек, посмотрев сериал о работе врачей, сам захотел бы сделать операцию.

Что бы тогда стало с пациентом? Для реставрации совершенно необходимо высшее образование, как и для того, чтобы иметь возможность лечить людей. Следующий шаг — это описание, можно сказать, мы ставим диагноз и решаем, как икону лечить. Затем начинается подклейка вспучившегося левкаса и заделка утрат. Из-за сложных условий хранения ослабляется связь между краской, левкасом и доской. Идет работа с основой. Видите паволоку — льняной холст, приклеенный на доску?

Мы соединяем слои основы. Эта икона состоит из трех досок, мы их укрепляли, вставляли штифты, проклеивали, зажимали струбцинами. Когда основа закреплена, приступаем к удалению покрытия.

Любая олифа темнеет через 60 лет. Чтобы привести икону в экспозиционный вид, нужно удалять верхние слои покрытия. Александр Филиппов — Раньше не умели этого делать? Если на иконе есть записи, то удаляются и.

Эта икона датируется XVII веком, после нашей реставрации она вернется в храм. За соседним столом другая девушка под микроскопом снимает потемневший слой с маленькой иконы, под которым показываются яркие краски. Посмотрите, как на этой миниатюре всё тонко прописано. Рядом стол, за которым студентка расчищает древнюю икону с ликом Иисуса Христа. Елена Александровна продолжает рассказ о процессе реставрации: После удаления каждого слоя олифы или записи икона фотографируется.

На этой иконе была удалена часть слоя записи, но под ней остался слой авторской олифы, которая спаялась со слоем записи, и отделить их друг от друга было невозможно. На реставрационном совете было принято решение удалить слой записи вместе с первоначальной олифой.

Такое бывает в качестве исключения, когда существует угроза скола авторского красочного слоя. Мы этот период хорошо знаем, потому что через нас прошло много таких икон. Мы придерживаемся этого правила, но иногда, в качестве исключения, попадаются иконы XVI века.

Как раз перед нами такой пример. Это икона Спаса XVI века. Она была записана и поэтому ошибочно датирована XIX веком. На столе лежит большая икона Богородицы, как бы собранная из кусочков мозаики. Живопись хорошего качества, но в очень плохом состоянии.

Весь слой левкаса отошел от доски.

Священник, иконописец, мультипликатор / ramsnendalam.tk

Она лежала на кафедре 10 лет и ждала Катю. Икона попала в руки Кати на втором курсе, сейчас шестой, значит, мы с ней работаем пятый год. Левкас — это смесь мела с рыбьим или мездровым клеем. Со временем связь слабеет. Мы добавляем клей к левкасу и так укрепляем.

Эту икону мы только укрепляли три года. После этого мы кладем свежий левкас на те места, где он полностью утрачен, и тонируем вставки нашего левкаса без захода на авторскую живопись. Авторский слой — это неприкосновенная святыня. В этом отличие реставратора от иконописца — он мыслит себя на втором месте после создателя иконы, он должен оставаться в тени.

Александр Филиппов — Почему многие древние иконы сегодня сохранились хорошо, а поздние — плохо? О домонгольских иконах речи вообще не идет, они сделаны исключительно качественно не только с художественной, но и с технологической точки зрения.

В то время и позднее существовала устоявшаяся традиция, от которой никто не хотел отступать, ее соблюдали досконально. Но продолжалось это до XVII века, когда начавшийся духовный упадок отразился не только на художественном уровне икон, но и на технологическом. В конце XVII века пытаются удешевить производство.

В XIX веке вообще произошел резкий упадок. По технологии для подготовки иконной доски должна использоваться паволока — лен. Левкас — рыхлый бесструктурный материал, дерево — твердый материал, а проклеенная льняная ткань создает буферный слой, который обладает свойствами и того, и другого материала, получается, как бы мы сказали, композит. В XIX веке паволока в работе либо отсутствует, либо используется газетка, какая под руку попадется.

Часто жалеют клей, и тогда мел крошится, ему не на чем держаться. Условия хранения тоже играют роль, но в меньшей степени. Девушек на факультете большинство, но есть и юноши. Я разговариваю с одним из них, это высокий шатен с голубыми глазами, которому для полноты образа недостает ленточки, повязанной на лоб, тогда бы он походил на средневекового иконописца.

Прошу рассказать о технологии фресок. Мы разговариваем под шум шкурения левкаса и колки смальты. Технология не менялась тысячелетиями. Фреска изначально — это пигменты с известковым молочком, то есть известью, разведенной водой.